Социологический реализм

Социологический реализм

Традиция ориентации социологического реализма на парадигму «общество» восходит еще к О. Конту и Г. Спенсеру. Она претерпела ряд изменений, особенно в XX в., что нашло отражение и определенную модификацию в работах Э. Дюркгейма, затем Т. Парсонса, Р. Мертона, Р. Дарендорфа и др. Они изучали общество посредством исследования социальных систем, социальных общностей в основном с точки зрения их организации и функционирования, и нередко вне процессов их эволюции. Как было установлено еще на грани XIX—XX вв. (Г. Зиммель, М. Вебер), ориентация на исследование преимущественно структур (систем) не эвристично, ибо она, хотя и может дать строгое описание объекта, закрывает возможность объяснить его развитие и функционирование. Понять причину возникновения данного состояния объекта можно, лишь рассматривая его в развитии.

Это признавал уже Р. Мертон (1910—2003), который видел и понимал слабые стороны теории Т. Парсонса (19021979). Во-вторых, рассуждения о социальных системах (а под ними стали пониматься не только взаимоотношения и взаимодействия людей, но и более широкая совокупность общественных процессов — вплоть до человечества в целом, что породило глобалистские концепции социологии), оживило никогда не исчезавшую тенденцию к поглощению социологии социальной философией. При таком подходе реальность перестает существовать.

Вместо нее появляются некие логические конструкты, которые или не имеют отношения к повседневной действительности или слишком абстрагируются от нее. Модификация этой парадигмы в виде представлений о социальной структуре, социальных отношениях, социальных общностях как определяющих объект и предмет социологии нашла отражение в работах многих российских (советских) социологов. В то же время во многих работах делаются попытки найти более приемлемую методологическую стратегию, которая бы в известной степени дистанцировалась от такого предельно широкого понятия, как общество, и была в то же время связана с конкретными исследованиями.

Однако, как показало время, трактовка объекта и предмета социологии только на уровне категории «общество» не отвечает на многие вопросы: понятийный аппарат нечеток, включает в себя слишком разные сущности, а многие из них размываются временем, серьезно видоизменяются, а иногда и теряют своей первоначальный смысл. Ведь даже такое классическое понятие, как социальная структура, в настоящее время мало что выражает, ибо многие ее элементы в современной ситуации исчезают (1); ряд ее элементов серьезным образом видоизменился (2); появились новые, ранее неизвестные элементы (3).

Такие, казалось бы, классические понятия, как рабочий, крестьянин, приобрели неустойчивость, аморфность, ибо в зависимости от изменившейся жизни, разного социально-экономического положения, перемещения из одной сферы приложения труда в другую эти группы (классы) потеряли свою сущностную основу настолько, что говорить о каких- то содержательных однородных признаках весьма затруднительно.

А если посмотреть на некоторые внешние признаки, то об этих группах можно говорить с большой долей приблизительности. Соответственно, анализировать эти группы в духе теорий XIX и XX вв. было бы неполным, опрометчивым и поспешным. Как показали социологические исследования еще в 1970-е гг. (а тем более в 1990-е гг.), многие черты сознания и поведения людей из различных страт могут быть ближе друг к другу, чем эти же черты внутри одной и той же социальной группы.

Например, мировоззрение и образ жизни внутри социально-профессиональных групп могут быть настолько различными, что теряет смысл объединить их в какое-то заранее зафиксированное, формализованное понятие: ведь внутри этих групп могут быть (и есть) огромные различия по материальному достатку, по их месту в системе разделения труда, по их целям, ценностям, потребностям и интересам, что делает их (по существу) не сводимым к одним и тем же однородным показателям.

В этой связи возникает вопрос: что будет выступать реальной социальной силой — профессиональные группы или носители одного (сходного) мировоззрения, но представляющие разные социально-профессиональные группы? Ответ очевиден, что объединяющей характеристикой окажутся идеи, взгляды, мироощущение и стремление их реализовать. Таким образом, центральное понятие — общество и его производные — социальная структура, социальные отношения, социальные институты — являются важной, но серьезно ограниченной областью получения социологического знания. Эти данные могут в известной мере учитываться, но не могут ответить на злободневные проблемы современности. Они по сути дела являются сущностями второго и третьего порядка, которые надстраиваются над сущностями первого порядка.


Основная литература

Волков Ю.Т. Социология. М., 2006.
Лапин Н.И. Общая социология. М., 2006.
Социология: Основы общей теории / Под ред. Г.В. Осипова, Л.М. Москвичева. М., 2001.
Тощенко Ж.Т Социология. Общий курс. М., 2005. С. 35-40.
Тощенко Ж. Т Социология жизни // Социологическая энциклопедия. Т. 2. М., 2003. С. 522—524.

Дополнительная литература

Бауман 3. Мыслить социологически. М., 1996.
Бергер П. Приглашение в социологию. Гуманистическая перспектива. М., 1996.
Кравченко С.А. Социология. М., 2003.
Общая социология / Под ред. А.Г. Эфендиева. М., 2002.
Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии. М., 1998.


Оригинальный источник материалов:
Тезаурус социологии: темат. слов.-справ. / под ред. Ж.Т. Тощенко.
– М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. -487 с. – (Серия «Cogito ergo sum»).
ISBN 978-5-238-01638-2